Серый гусь в Северном Казахстане

Среди зоологов и охотоведов распространено мнение, что Северный Казахстан входит в область массового гнездования серого гуся. Между тем достоверных свидетельств гнездования серых гусей в таком большом количестве, которое измерялось бы не только тысячами, но даже сотнями пар, не приводится ни в одной из научных работ.

seriy_gusВесной и летом на Кургальджийских озерах и озерах Тургайской депрессии мы постоянно видели стайки и крупные табуны в числе не меньшем, если судить по прошлым описаниям, но нашли, несмотря на усиленные поиски, всего 27 гнезд с полными кладками. И это не случайно.

Через Северный Казахстан проходит интенсивный пролет серых гусей весной и осенью, масса птиц стекается сюда на линьку и скапливается перед отлетом. Что касается местных гнездовых популяций серого гуся, то они были и являются столь малыми, что составляют очень незначительную часть от холостых и неполовозрелых особей, которые концентрируются тут в летнее время.

Миграции. Первые гуси появляются в третьей декаде марта — первой декаде апреля. За шесть лет наблюдений на Наурзумских озерах средняя дата примата пришлась на 29 марта. Самый ранний прилет отмечен 18 марта 1968 г. в Кургальджино, самый поздний — 7 апреля 1934 г. в Наурзуме (Михеев, 1937). Валовой пролет идет обычно в конце первой декады — начале второй декады апреля. Заканчивается пролет в конце второй декады апреля. Общая продолжительность весенней миграции составляет 15—20 суток.

Весенние учеты серых гусей проводили в 1963 г. на северо-западном берегу озера Сарымоин, а в 1964 и 1965 г. — на северном плесе озера Большой Аксуат ежедневно в утренние часы на одних и тех же маршрутах протяженностью 4 км. За 20 дней со времени прилета в 1963 г. было зарегистрировано 2630, в 1964 г. — 1714 и в 1965 г. — 1354 особи. За разовое наблюдение отмечено максимальное количество птиц в 1963 г. — 386 (16/ІV), а в 1964 г. — 280 (12/IV) и в 1965 г. — 232 гуся (7/IV). Весенний пролет в 1963 г. оказался интенсивнее, поскольку маршрут проходил через место, где больше сосредотачивалось птиц. Такое суженное «русло» пролета на Большом Аксуате находится на восточном берегу, тогда как птицы учитывались в северной части этого озера.

В Кургальджино пролет гусей идет широким фронтом, хотя наиболее интенсивен он по долине реки Нуры. На весенней миграции птицы задерживаются табунами, иногда до 200—300 особей, на разливах Базарала и Акссаубалыка, в дельтах Нуры и Куланутпеса, на восточном берегу Есея и озерах Бартобано- Шулакской системы.

К концу весеннего пролета численность гусей сильно уменьшается. Кроме пар и одиночек, изредка можно видеть небольшие стайки, вылетающие на кормежку на прошлогоднюю пашню.

К середине мая табунки вновь становятся обычными. Некоторые авторы предполагали, что их образуют гуси, у которых разорены кладки, но в действительности это не что иное, как летняя миграция холостых и неполовозрелых птиц, отлетающих на линьку. Пролет плохо заметен, потому что гуси двигаются медленно, задерживаясь на отдельных озерах на несколько суток. Но в разгаре пролета (начало — середина июня) гуси минуют Наурзумские озера, не останавливаясь на них. Тогда они летят как днем, так и ночью. Обычно в стаях насчитывается 5—30 особей, однако незадолго до линьки крыла на мелких плесах и по отмелям можно наблюдать табуны из нескольких сот и даже по 2—3 тысячи птиц.

Примерно в течение 20—30 дней (середина июня — середина июля) на озерах почти не видно летных серых гусей. С середины июля заканчивают линьку холостые и неполовозрелые птицы, а к концу этого месяца к ним присоединяются перелинявшие размножавшиеся взрослые и молодняк текущего года. Гуси собираются на открытых плесах крупных озер. В таких скоплениях может быть несколько тысяч птиц. 21—26 августа 1964 г. с западной стороны озера Сары-Кола на поля ежедневно вылетало по 15—20 табунов (около 2500 особей), но еще много гусиных стай летело кормиться на поля с восточной и северной сторон этого озера.

Местные перелеты скрадывают начало осенней миграции. Но постоянные учеты позволяют отметить постепенный отлет серых гусей уже в сентябре.

Для осенней миграции серых гусей характерно движение волнами, которые, как правило, совпадают с наступающими похолоданиями. Первые такие волны приходятся на середину — конец сентября, когда отлетает большая часть «местных» гусей (перелинявших в этой местности), а последняя, образуемая северными гусями и иногда очень быстротечная, отмечается в середине — конце октября. В 1963 г. на Наурзумских озерах волны отлета были зарегистрированы с 6 по 10 сентября, затем с 21 по 27 сентября и с 6 по 9 октября; в 1964 г. — с 27 по 30 сентября, с 9 по 12 и с 23 по 27 октября. Последние птицы задерживались до полного замерзания озер: самые поздние встречи зарегистрированы 12 ноября 1964 г. в Наурзуме и 12 ноября 1967 г. в Кургальджино. Общая продолжительность осеннего пролета в разные годы составляла 1,5—2 месяца.

На ходе осенней миграции сказывается состояние обводненности крупных озер и преследование птиц охотниками. В 1963 г., когда Наурзумские озера сильно высохли (Большой Аксуат полностью), первая волна отлета серых гусей прошла раньше, чем обычно. Удобными местами для остановок птиц являлись большие плесы озер Сарымоини и Жарколь, но так как уцелели лишь они, именно сюда съезжалось много охотников. Поэтому птицы в Наурзуме долго не задерживались — на озере Жарколь во второй половине сентября «дневало» около 400, а в октябре — до 220 серых гусей; несколько больше было их на Сарымоине. В 1964 г. на обводнившихся Наурзумских озерах осенью скапливалось уже несколько тысяч серых гусей. А. Соломатин (1968) сообщает, что на Аксуате во время осеннего пролета в 1967 г. в отдельные дни встречалось до 120 тыс. гусей и казарок. Эти данные, очевидно, преувеличены.

Размножение. Мы осмотрели в общей сложности 37 гнезд серых гусей, из них 33 располагались в тростниковых зарослях, залитых водой, а 4 — на суше. Глубина воды в местах нахождения гнезд колебалась от 35 до 115 см (чаще до 60 см). Все гнезда размещались поодиночке, далеко друг от друга. Группового размещения гнезд, подобного тому, что описывалось для долины Или (Шестоперов, 1929) или для низовьев Сырдарьи (Спангенберг, Фейгин, 1936), нам находить не приходилось. Нередко серые гуси гнездятся рядом с другими птицами и в чайковых колониях на островах.

Серые гуси откладывают яйца вскоре после прилета. Самая ранняя полная кладка на Наурзумских озерах была найдена 18 апреля 1961 г., а самая поздняя (сильно насиженные яйца) — 27 мая 1966 г. Массовая кладка яиц заканчивается в первых числах мая. В полных кладках бывает от 3 до 6 яиц, в среднем 4,8 яйца. По другим данным, в кладках серого гуся в Казахстане в среднем бывает 4,4 яйца (Гаврин, 1970), в дельте Волги в разные годы от 4,2 до 5,1 (Кривоносов, 1969) и от 5,2 до 5,4 (Кривенко, 1970).

Самая ранняя встреча пуховиков в средней части Тургайской депрессии была 21 мая 1966 г., а наиболее поздняя (видимо, у пары, запоздавшей гнездиться) — 9 июля 1964 г. Массовые встречи пуховых птенцов относятся к концу первой декады июня. Подметывающие молодые отмечаются примерно с середины июля (самая ранняя встреча 9 июля 1961 г.), а в конце июля — начале августа молодняк, в основном, поднимается на крыло. Общая продолжительность роста птенцов до подъема на крыло составляет около двух месяцев. За это время средняя величина выводка уменьшается с 4,68 до 3,55 птенца.

По нашим расчетам, смертность птенцов серого гуся в районе Тургайской депрессии составляет 24,2%. Это несколько меньше, чем в дельте Волги, где отход молодняка определен в размере около 25% (Кривоносов, 1969) и 28,9 — 35,2% (Кривенко, 1970).

В северной части Тургайской депрессии гнездятся единичные пары. В 1964 г. на озере Сары-Камыш установлено гнездование 6 пар, на озере Кара-Камыш —2 пар, в урочище Шушкалы (долина реки Убагана) — 4—5 пар, на озере Чили (Шийли) — 2 пар. Совсем не гнездились серые гуси на озерах Алаколь (Мокрое) и Талы. На Наурзумских озерах, по наблюдениям 1961—1967 гг., гнездилось не больше 60—70 пар, а на озере Сары-Копа (данные за 1964—1965 гг.) — около 50 пар. Обследовавшие в 1960—1961 гг. озере низовий Тургая В. Гаврин и Д. Чекмемев (1965) определили общие запасы гнездящихся там серых гусей в количестве около 220 пар. На Кургальджинских озерах в 1967 г. гнездилось всего около 110 пар, а на островах озера Тенгиз вместе с участками дельт рек было не более 10 пар.

Линька. Линяют гуси на тростниковых озерах, где заломы и наносы надводной растительности чередуются с зарослями зеленого тростника, плесами и «окнами» чистой воды. Холостые и неполовозрелые особи образуют «тока», в которых бывает по нескольку десятков, редко до 700—800 птиц.

Линные гуси очень скрытны, и если переплывают открытые участки, то «прижимаются» к воде. В жаркие часы дня они молчаливы, малоподвижны, чаще сидят на заломах и лишь по утрам и вечерам выплывают кормиться на окраины плесов. В это время в безветренную погоду далеко слышно гоготание и характерное похрустывание, издаваемое гусями при скусывании стеблей молодого тростника. При малейшей опасности «ток» замолкает, и птицы незаметно уплывают в глубь тростников. Если удастся вплотную подойти к «току» и неожиданно вспугнуть гусей, то они с шумом разбегаются и ныряют в разные стороны. Гусиный «ток» легко различить даже после того, как птицы его покинут. На заломах остается много помета и перьев, поломанные и сильно ощипанные куртинки тростника.

Холостые и неполовозрелые гуси линяют на озерах Тургайской депрессии с первой декады июня до середины июля. Самая ранняя встреча стай нелетных линных гусей была отмечена на Сары-Копе 16 июня 1965 г., самая поздняя там же 13 июля 1964 г.

Несколько иначе линяют взрослые размножающиеся особи. Во-первых, они далеко не удаляются от выводков. Мы несколько раз видели на гнездах, покинутых гусятами, маховые перья старых птиц. «Старики», по-видимому, используют гнезда так же, как линные холостые и неполовозрелые гуси — тростниковые наносы и заломы. Во-вторых, взрослые при выводках линяют несколько позднее — со второй декады июня до конца июля (самая поздняя встреча нелетных «стариков» была 23 июля 1963 г. на озере Сарымоин).

Общая продолжительность линьки крыла у серых гусей, судя по визуальным наблюдениям, составляет не более 35 дней. В общем, это согласуется с литературными сведениями. Так, в провинции Фрисланд (Нидерланды) продолжительность линьки маховых перьев у серых гусей, когда они теряют способность к полету, равняется 28 дням (Lebret Tummerman, 1968).

В северной части Тургайской депрессии «тока» серых гусей отсутствуют. В 1963 г. они не линяли на Наурзумских озерах. В 1964 г. «тока» были обнаружены на озере Сарымоин, по пойменным озерам в низовьях Улькаяка и Тургая, на озерах Сары-Копа и Шобаркуль. В 1965 г. «тока» находили на Наурзумских озерах и Сары-Копе, а в 1966—1967 гг.— в нескольких местах в Наурзуме и Кургальджино.

Меры по упорядочению охоты и охраны серых гусей. Почему низки плотности гнездования серого гуся в Северном Казахстане? Явление это не случайное и связано не только с влиянием человека.

Некоторые авторы высказывали мнение о мобильности популяций водоплавающих, гнездящихся в Северном Казахстане и выселяющихся в маловодные неблагоприятные годы на другие территории. Но нам в течение 3—4 лет приходилось наблюдать гнездование серых гусей практически на одних и тех же местах (плесы и острова). У этого вида, видимо, существует хорошо выраженное постоянство мест гнездования (гнездовой консерватизм).

Если это предположение принять за рабочую гипотезу, нетрудно объяснить, что рост численности серых гусей сдерживается крайней изменчивостью увлажненности Северного Казахстана. При регрессивных фазах в режиме озер (пониженная увлажненность) ухудшаются условия гнездования и увеличивается смертность птиц. В трансгрессивные фазы (повышенная увлажненность) численность местных популяций возрастает. Однако этот процесс нарушается очевидным циклом изменения уровня озер. Очередная регрессивная фаза увлажненности, как известно, началась именно с 1963—1965 гг., что безусловно отразилось на населении водоплавающих в Северном Казахстане.

Цикличность в режиме озер — реально существующий и решающий фактор в колебаниях численности местных популяций серого гуся. Антропогенное воздействие существенно только в тех случаях, когда оно влечет качественное преобразование угодий (прогрессивное усыхание некоторых малых озер из-за перепруживания питающих их водотоков).

Влияние охоты и браконьерства на численность серых гусей нельзя сбрасывать со счета, но оно в наших конкретных условиях имеет второстепенное значение. В Северном Казахстане еще много озер, которые в летнее время почти не посещает человек, например система Сары-Копа. Летом на озере бывает несколько бригад рыбаков, но они останавливаются на определенных открытых плесах. Внутренняя и заросшая часть системы практически недоступна и известна очень немногим. Несмотря на эти, численность гнездящихся здесь гусей чрезвычайно мала. Основную долю добываемых охотниками серых гусей составляют опять-таки не выведшиеся, а перелинявшие в этой местности и пролетные птицы.

Упорядочение охраны и охоты на серого гуся — объективная необходимость. Какие мероприятия можно рекомендовать исходя из особенностей биологии вида? В первую очередь заслуживают охраны более или менее постоянные места линьки, поскольку на них концентрируются серые гуси с обширной территории, и не только Северного Казахстана. Их необходимо выявить и объявить заказниками, установив на них ограниченное хозяйственное пользование в теплый период года. К таким водоемам будут относиться главным образом крупные тростниковые озера со сравнительно устойчивым режимом питания. Они же представляют наиболее ценные гнездовые угодья.

В Северном и Центральном Казахстане есть два озерных заповедника и шесть заказников. Их охрана поставлена неудовлетворительно. Несколько лет назад ценой больших организационных усилий и затрат на озере Сары-Копа создали филиал Наурзумского заповедно-охотничьего хозяйства. Под предлогом, что озеро используется совхозами, камышитовым и рыбным заводами, филиал, по совместному предложению Кустанайского облисполкома и Главохоты Казахской ССР, упразднили. А ведь на этом озере мог бы существовать отличный охотничий заказник, который не ущемлял бы интересов хозяйственных организаций. Следует иметь в виду, что Сары-Копа по запасам воды и дичи — самая богатая озерная система Тургайской депрессии, которой уступают как Наурзумские озера, так и озера низовьев Тургая.

Новыми правилами охоты в Казахской ССР существенно уменьшены нормы добычи гусей и казарок на одного охотника. В угодьях общего пользования они составляют одну птицу за выезд и три — за сезон охоты. Неоднократно предлагалось ввести лицензии на добычу серых гусей; это важный вопрос и его нужно решать безотлагательно. В нашей республике установлены два закрытых дня в неделю для охоты в осенний период. Было бы оправдано отодвинуть сроки открытия охоты на водоплавающую дичь в северных областях Казахстана с последней субботы августа на 10 сентября.

Некоторые ограничения целесообразны и в способах охоты на серого гуся. Категорически должна быть запрещена стрельба по гусям и казаркам в сумерках. Необходимо пропагандировать охоту на гусей на суше на перелетах и полях и полностью запретить ее на тех озерах, куда гуси и казарки в большом количестве слетаются на ночевку.

Главное же — необходимо улучшить деятельность приписных охотничьих хозяйств. Пока большинство их (около 90%) существует формально, казахстанские охотники не могут с чистой совестью говорить, что занимаются воспроизводством и охраной охотничьей фауны.



Опубликовано: hunter    10 Апр 2014      В разделе: Советы и тактика охоты, Узнаем про гуся

ПлохоТак себеГодитсяХорошоОтлично (1 проголосовало, среднее: 5,00 из 5)

Понравилась тема? Сохрани ссылку на эту статью у себя в закладках:

Оставить комментарий